1.6. Миф о Персее.

© Фисунов Владимир Александрович. 2007

    А теперь обратимся к дошедшим до нас, и очень искаженным, за многие тысячелетия мифам, описывающим события, связанные со взрывом звезды в системе Алголя. Одним из таких мифов является «греческий» миф о Персее и горгоне Медузе.

     Почему именно он, и, почему слово греческий взято в кавычки?

     У звезды Алголь (Hip №14576) достаточно много имен — «Горгониа Прима», «Algol», «Gorgona», «Gorgonea Prima», «Demon Star», «El Ghoul», а на звездных картах она изображается, как глаз горгоны Медузы, поэтому логично предположить прямую взаимосвязь мифа с интересующими нас событиями. Ну, а сомнения в греческом происхождении этого мифа, как, впрочем, и других «греческих» мифов, станут понятны из следующей цитаты:

     Но рассказу моему нужно предпослать еще одно краткое пояснение, чтобы Вам не пришлось удивляться, часто слыша эллинские имена в приложении к варварам. Причина этому такова. Как только Солону явилась мысль воспользоваться этим рассказом для своей поэмы, он полюбопытствовал о значении имен и услыхал в ответ, что египтяне, записывая имена родоначальников этого народа, переводили их на свой язык, потому и сам Солон, выясняя значение имени, записывал его уже на нашем языке. Записи эти находились у моего деда и до сей поры находятся у меня, и я прилежно прочитал их еще ребенком. А потому, когда вы услышите от меня имена, похожие на наши, пусть для вас не будет в этом ничего странного — вы знаете, в чем дело.

Платон «Критий».

     Древние греки не просто собирали мифы по всему свету, они переводили их на родной язык, вплоть до имен иностранных героев. Именно, поэтому их боги оказываются столь похожими на богов древнего Египта, хотя и носят греческие имена. Позднее аналогичным образом поступили с греческими богами древние римляне. Так Амон превратился сначала в Зевса, а потом в Юпитера.

     О заимствовании богов Геродот напрямую говорит во второй своей книге «Евтерпе»:

     50. Вообще почти все имена эллинских богов происходят из Египта. А то, что эти имена варварского происхождения, как я полагаю, скорее всего, — египетского, это я точно установил из расспросов. 

     Зачастую, боги-путешественники после долгого скитания по мифам разных народов, оказывались в России. Так один из наиболее популярных богов древнего Египта, пройдя через мифы греков и римлян, добрался до России и превратился в символ Москвы — знаменитого копейщика Георгия Победоносца.

     Не менее занимательна история героя восточного сказания Рустема, богатыря персидского шаха Кейкауса. В Х веке Фирдоуси ввел его в «Книгу царей» («Шахнаме»). От персов он попал к тюркским народам Кавказа и Средней Азии под именем Арслан (Лев). На Руси он превратился в былинного русского богатыря Еруслана Лазаревича из одноименной повести. Шах Кейкаус стал Киркоусом (Картаус), отец Рустема Заль Зар стал Лазарь Лазаревичем, А конь Рустема Рахш получил имя «вещий Араш». На этом трансформация Рустема не закончилась. Под пером Александра Сергеевича он превратился в Руслана («Руслан и Людмила»).

     И вот, что интересно, Пушкин достаточно вольно обращается с сюжетом повести, но оставляет целый ряд важных деталей. Вот, например, чем закончилась встреча Еруслана Лазаревича с Головой в «Повести о Еруслане Лазаревиче»:

     Слез Еруслан Лазаревич со своего коня, ударился о сыру землю и говорит: «Государыня богатырская голова! Не дай напрасной смерти, дай живота». И богатырская голова с места сдвинулась, и Еруслан Лазаревич взял меч и поехал.

     А вот, как закончилась встреча Руслана с Головой у Пушкина:

  • С размаха голову разит;
  • И степь ударом огласилась;
  • Кругом росистая трава
  • Кровавой пеной обагрилась,
  • И, зашатавшись, голова
  • Перевернулась, покатилась,
  • И шлем чугунный застучал.
  • Тогда на месте опустелом
  • Меч богатырский засверкал.

     Пушкин, конечно же, гениальный поэт, и он не мог не внести своих поправок в сюжет, коренным образом меняя характер описываемых им событий, а такую важную деталь, как меч-кладенец под богатырской головой, оставил! Подобными «важными деталями», буквально, напичканы древние мифы, несмотря на все искажения, которые постоянно вносились на протяжении тысячелетий, в их сюжетную канву. Чуть ниже мы столкнемся с еще одним примером такой важной детали, но уже в пушкинской «Сказке о царе Салтане». Там, кстати, главный герой Гвидо (Людовик, Иуда), тоже, преобразился в русского царевича Гвидона.

     Древнерусская литература вобрала в себя огромное число иностранных первоисточников, переработала и ассимилировала их. Но при этом оставила множество «краеугольных камней» — тех самых важных деталей, которые еще не раз пригодятся при извлечении знаний из древних мифов. К очень большому сожалению, древнерусская литература, практически, совершенно не известна в нашей стране.

     Иначе, как объяснить, что уже больше двухсот лет творение отца Александра Сергеевича, который из «Хроники Константина Манассия», «Задонщины» и Ипатьевской летописи, на спор, создал «Слово о полку Игореве», считается шедевром древнерусской литературы? А ведь весь текст «Слова» сплошь состоит из цитат, надерганных из произведений древнерусской литературы. Как говорится — с миру по строчке, Мусину-Пушкину — поэма. Но об этом, также, как и о Георгии Победоносце, будет подробно рассказано позднее.

     Сейчас же для нас важно зафиксировать два положения. Первое. Несмотря, на постоянно вносимые в мифы искажения, в них всегда остаются некоторые важные детали, своеобразные «якорные точки». И второе. Боги и герои достаточно свободно переходили от одного народа к другому. При этом, многие из них еще и находили себе место на небе.

     И тут надо отметить одну странную деталь — в большинстве своем созвездия носят греческие, звезды арабские, а планеты римские имена! Получается довольно занятная ситуация — арабский «дьявол» — Алголь входит в состав греческого созвездия Персей!

     Не потому ли сложилась такая ситуация, что в основе греческого мифа о Персее лежит древнеегипетский первоисточник? Иначе, как объяснить две следующие фразы из второй книги Геродота «Евтерпа»:

     6. Протяжение морского побережья самого Египта — 60 схенов.

     15. Итак, если мы согласимся с мнением ионян, которые только одну Дельту считают Египтом, а побережьем Египта называют лишь пространство на 40 схенов, от так называемой башни Персея до пелусийских заведений для вяления и засола рыбы

     Почему башня, одного из наиболее популярных героев древней Греции, Персея находится в Египте? Не потому ли, что он изначально был героем египетских или еще чьих-то мифов? Чтобы разобраться с этим вопросом, не мешает ознакомиться с главным героем.

     Вот краткое жизнеописание Персея.

     Оракул предсказал царю Аргоса Акрисию, внуку Линкея, что он погибнет от руки сына его дочери Данаи. Чтобы избежать этого, Акрисий заключил Данаю глубоко под землей. Но Зевс проник в подземелье под видом золотого дождя. И от этой связи у Данаи родился сын Персей.

     Когда Акрисий узнал об этом, он приказал сделать большой деревянный ящик, посадить в него Данаю и сына ее Персея, после чего забить ящик и бросить в море. Долго носился ящик по волнам, пока не пригнали его к острову Серифу, где он запутался в сетях рыбака Диктиса.

     Вам это ничего не напоминает? Пушкин… Царь Салтан… царевич Гвидон… просмоленная бочка… остров…

     Диктис отвел Данаю с Персеем к своему брату, царю Серифа, Полидекту, при дворе которого и вырос Персей. Однажды Полидект попытался овладеть Данаей, но Персей вступился за мать, чем очень разгневал царя. И Полидект решил послать Персея на верную смерть — добыть голову горгоны Медузы.

        Горгоны жили на крайнем западе. Они носились по воздуху на крыльях с золотыми сверкающими перьями. Все их тело покрывала блестящая и крепкая, как сталь, чешуя. Ни один меч не мог разрубить ее, кроме изогнутого меча Гермеса. У них были громадные медные руки с острыми стальными когтями. На головах вместо волос двигались, шипя, ядовитые змеи. Лица горгон, с острыми, как кинжалы, клыками, с губами, красными, как кровь, и с горящими яростью глазами, были наполнены такой злобой и были так ужасны, что от одного взгляда на горгон любой превращался в камень. Если им встречался человек, то они разрывали его на части своими медными руками и пили его кровь.

     Чтобы помощь своему брату Персею, Афина дала блестящий, как зеркало медный щит; Гермес — острый меч, который рубил самую твердую сталь, как мягкий воск. Он же указал Персею, как найти горгон. Путь Персея лежал через страну, где жили старые грайи, у которых был только один глаз и один зуб на троих, которыми они пользовались по очереди. Пока глаз был у одной из грайй, две другие были слепы, и зрячая грайя вела слепых, беспомощных сестер. В момент передачи глаза от одной грайи к другой, все три были слепы. Грайи охраняли путь к горгонам, который знали только они. 

     Персей выхватил у одной из грайй единственный глаз в тот миг, когда она передавала его своей сестре. Все три грайи оказались слепыми и беспомощными? За возвращение глаза грайи указали Персею путь на остров горгон.

     По пути к горгонам он попал к нимфам, которые подарили ему шлем-невидимку Аида, сандалии с крыльями, с помощью которых можно было летать, и волшебную сумку, которая либо расширялась, либо сжималась, в зависимости от величины предмета, который в ней лежал. 

     С помощью крылатых сандалий Персей перелетел через огромное море на остров, где спали три горгоны. Они раскинули во сне свои медные руки, огнем горели на солнце их стальная чешуя и золотые крылья. Змеи на их головах чуть шевелились во сне. Чтобы не обратиться в камень, Персей смотрел не на горгон, а на их отражение в щите Афины-Паллады.

     Горгоны были, как две капли воды, похожи друг на друга, но смертной была только одна горгона — Медуза. Гермес указал Персею на крайнюю к морю горгону. Змеи на голове Медузы почуяли врага и с грозным шипением поднялись, разбудив Медузу. Она уже приоткрыла глаза, но Персей одним ударом отрубил ей голову. Ее темная кровь потоком хлынула на скалу, а с потоками крови из тела Медузы взвился к небу крылатый конь Пегас и великан Хрисаор. 

     Хрисаор стал впоследствии отцом  великого Гериона (от океаниды Каллирои) — чудовищного великана, который имел три туловища, три головы, шесть рук и шесть ног. Тремя щитами прикрывался он во время боя, сразу три громадных копья бросал в противника. Герион был убит Гераклом, когда послежний похитил у него коров. Тогда же Геракл поставил по обеим сторонам узкого морского пролива два гигантских каменных столпа, как вечный памятник о своем подвиге. Греки считали, что это скалы по берегам Гибралтарского пролива.

     Схватил Персей голову Медузы и спрятал ее в чудесную сумку. Тело Медузы, извиваясь в судорогах смерти, упало со скалы в море. От шума его падения проснулись сестры Медузы, Стейно и Эвриала. Взмахнув могучими крыльями, они взвились над островом и горящими яростью глазами осмотрели все кругом. А Персей надел шлем-невидимку и понесся над морем. Сквозь сумку сочилась кровь из головы Медузы и падала каплями на песок. Из этих капель крови породили пески ядовитых змей. Все кругом кишело ими, все живое обращалось в бегство от них; змеи обратили Ливию в пустыню.

     Персей достиг страны, где правил сын титана Япета, брат Прометея, Атлас. На его полях паслись огромные стада тонкорунных овец, коров и быков. Среди роскошных садов росло дерево с золотыми ветвями, листвой и яблоками. Некогда богиня Фемида предсказала, что сын Зевса похитит золотые яблоки, поэтому Атлас окружил сад высокой стеной, а у входа поставил стражем низвергающего пламя дракона. Атлас попытался прогнать Персея, но тот вынул голову Медузы и, отвернувшись, показал ее Атласу, отчего великан обратился в гору. Его борода и волосы превратились в леса, руки и плечи — в высокие скалы, голова — в вершину горы, ушедшую в самое небо. С тех пор поддерживает гора Атлас весь небесный свод, со всеми его созвездиями.

     Персей продолжил свой путь и достиг царства Цефея, лежавшего в Эфиопии на берегу Океана. На скале, у самого берега моря он увидел прикованную дочь царя Цефея — Андромеду, которая должна была искупить вину своей матери, Кассиопеи, прогневавшей морских нимф. Гордясь своей красотой, Кассиопея заявила, что она прекрасней всех на свете. Разгневанные нимфы умолили бога морей Посейдона наказать Цефея и Кассиопею. Посейдон послал, по просьбе нимф, чудовище, подобное исполинской рыбе, которое опустошало владения Цефея. 

     Оракул Зевса Аммон сказал, что избавиться от чудовища можно отдав на растерзание ему дочь Цефея Андромеду. Толпа вынудила царя выполнить совет оракула и приковать ее к скале. Андромеда рассказала Персею свою историю и в это время заклокотала морская пучина, и среди бушующих волн показалось чудовище. Оно высоко подняло свою голову с разверстой громадной пастью. Не далее полета стрелы было чудовище, когда Персей взлетел высоко в воздух, бросился с высоты на чудовище и глубоко вонзил ему в спину изогнутый меч.

     Почувствовав тяжкую рану, высоко поднялось в волнах чудовище; оно билось в море, то погружалось глубоко в воду, то вновь всплывало на поверхность океана. Пеной покрылось море. Раскрыв пасть, бросилось чудовище на Персея, но тот быстро взлетел в своих крылатых сандалиях, нанося чудовищу удар за ударом. Кровь и вода хлынули из пасти чудовища, пораженного насмерть. Крылья сандалий Персея намокли и едва держали героя в воздухе, но он обхватил скалу левой рукой и трижды погрузил свой меч в широкую грудь чудовища. 

     Во дворце Цефея начался свадебный пир, на который пришел первый жених Андромеды, Финей, с большим войском, чтобы отобрать Андромеду у Персея. На помощь Персею пришла его сестра Афина. Они одного за другим убивают врагов — Рета, Эвтироя… Но силы не равны, и тогда Персей достал из чудесной сумки голову горгоны Медузы, отчего зал наполнился мраморными статуями. Обращенный в камень Финей, склонился, как раб, перед Персеем.

     Персей вместе с Андромедой вернулся на Сериф к царю Полидекту. Даная, спасаясь от Полидекта, все это время пряталась в храме Зевса. Персей пришел на пир к Полидекту, вынул голову Медузы, и тот вместе со своими друзьями обратился в камень.

     Передав власть над Серифом брату Полидекта, Диктису, который некогда спас его с матерью, Персей с Данаей и Андромедой отправился в Аргос. Когда дед Персея, Акрисий, узнал о прибытии внука, то бежал далеко на север, в Лариссу. Персей стал править в Аргосе. Он вернул шлем Аида, крылатые сандалии и чудесную сумку нимфам, острый меч — Гермесу. Голову Медузы Персей отдал Афине-Палладе, и она укрепила ее на своем щите. 

     Однажды Персей устроил пышные игры. Много героев собралось на них. В числе зрителей был и престарелый Акрисий. Во время состязания Персей метнул бронзовый диск, который попал в голову Акрисия и поразил его насмерть. Так исполнилось предсказание оракула. Персей похоронил Акрисия, передал правление Аргосом своему родственнику Мегапенту, а сам ушел в Тиринф, где царствовал много лет. 

     Для нас в этом мифе важны две вещи — описание горгон и дорога к ним. Для начала попробуем уточнить маршрут Персея к острову горгон и обратно.

     Чтобы попасть на остров Персей прошел от острова Сериф мимо трех граай, нимф и перелетел через море. Обратный путь лежал через Ливию, мимо горы Атлас, через Эфиопию к острову Сериф.

     Остров Серифос это один из Кикладских островов, принадлежащих Греции. Аргос — город на полуострове Пелопоннес. Атласские горы находятся на северо-западе Африки, Ливия к западу, а Эфиопия к юго-востоку от Египта. Если мы попытаемся проложить маршрут, то у нас вряд ли получится, что-то вразумительное.

     В самом деле, путь к острову горгон совершенно не определен, кроме того, что надо было перелететь через море. А обратный путь и вовсе полная ерунда — начинается с обратного перелета через море к Гераклитовым столбам (там из тела Медузы появился великан Хрисаор), которые, по утверждению греков, являются скалами по обеим сторонам Гибралтарского пролива. После этого Персей попадает в Ливию, возвращается к Атласским горам, после чего попадает в Эфиопию, а уже оттуда, минуя Египет, на остров Сериф.

     Это все равно, что, возвращаясь из Сочи в Москву, заехать на Урал, потом в Крым, затем на Дальний восток, а уже оттуда в Москву. Очень странный маршрут, с которым надо разбираться!

     Если же предположить, что Персей изначально был не греческим, а, скажем, египетским героем, то его маршрут слегка выпрямляется. А уж, если гераклитовы столбы поставить в то место, где они всегда стояли, а не по берегам Гибралтара, то он, и вовсе, превратится в прямую линию.


<< НАЗАД
ВПЕРЕД >>

Один комментарий: 1.6. Миф о Персее.

  1. Kaycee говорит:

    Really trhwtsortuy blog. Please keep updating with great posts like this one. I have booked marked your site and am about to email itto a few friends of mine that I know would enjoy reading..

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>