Глава 1. Рукописи не горят.

© Фисунов Владимир Александрович. 2007.

Уважаемые читатели, вы никогда не обращали внимание на то, как сложно бывает, в наш век сплошной компьютеризации и интернетизации, найти какой-либо древний первоисточник? Не пересказ своими словами содержания этого документа, а, именно, текст, который был написал тем или иным древним автором. Вы без труда отыщите, полностью сохранившимися, поэмы Гомера (легендарный древнегреческий поэт) «Илиада» и «Одиссея», написанные почти за тысячелетие до рождения Иисуса Христа, или труды «отца истории» Геродота (ок. 485-425 гг. до н.э), который жил в середине первого тысячелетия до нашей эры, но вы никогда не найдете, в более или менее цельном виде, работы таких историков древности как Манефон из Себеннита (конец IV-первая половина III вв. до н. э.), Берос (ок. 345-275 гг. до н. э.) или Александр Полигистор из Милета (100-40 гг. до н. э.), хотя все они жили намного позже и Гомера и Геродота.

Конечно, кто-то скажет, что, хотя книги этих авторов и не сохранились до наших дней, но зато сохранилось множество выдержек из них, поскольку труды этих авторов настолько широко цитировались, что по ним, якобы, можно воспроизвести, практически, весь изначальный текст.

Но черт, как говорится в деталях!

Сравнивать сборник цитат с оригинальным произведением это, все равно, что сравнивать картину Шишкина «Утро в сосновом лесу» с ее репродукцией – вроде бы и лес тот же и медведи те же, а впечатления от их просмотра совсем разные. Как не может трехстраничный дайджест романа Толстого «Война и мир» передать все нюансы оригинального текста классика русской литературы, так не может сборник цитат Бероса заменить полный текст сочинений того же Бероса.

Что ценнее для истинного историка? Первоисточник или его пересказ?

Ответ очевиден! Естественно первоисточник!

Следовательно, в допечатную эпоху, первоисточники, такие как труды Манефона или Ктесия из Книда (умер ок. 397 года до н.э.), на которые ссылается множество других древних авторов, должны были переписывать в первую очередь. Однако, дела обстоят с точностью до наоборот – древние историки с каким-то зверским рвением копировали пересказы Бероса или Манефона, а сами первоисточники, почему-то игнорировали. В результате, мы можем судить о содержании их произведений только по обширным цитатам, а полные тексты их произведений оказались совершенно недоступными для нас.

Вот тут и возникает вопрос — почему книги, цититирующие этих древних авторов, дошли до наших дней в полном виде, а источники цитат бесследно исчезли?

Только так ли уж бесследно исчезли эти первоисточники? Вспомним, как их целенаправленно уничтожали. Самое известное собрание ценнейших древних рукописей, Александрийская библиотека, основанная в начале IIIвека до н. э. и включавшая в себя от 100 до 700 тысяч томов была умышленно подожжена в 47 г до н.э.

Какую цель преследовали поджигатели?

Может они хотели навсегда уничтожить оригиналы работ Бероса, Манефона, Апиона и многих других известных авторов, которые, видимо, хранились в Александрийской библиотеке, а впоследствии бесследно исчезли? Вот только исчезли ли они или их задолго до пожара «умыкнули» из библиотеки некие ушлые люди, а, чтобы скрыть следы своего преступления, подожгли библиотеку и сочинили красивую сказку?

Так что же все-таки было главной целью поджога Александрийской библиотеки? Уничтожение неугодных книг или же сокрытие следов похищения «голубыми воришками» бесценных рукописей?

Ответ на этот вопрос можно найти в 14 томе сочинения почитаемого христианами известного еврейского историка и политического деятеля Иосифа Флавия (ок.37-100 гг. н.э.) под названием Иудейские древности. Вот что он, дословно, пишет в самом начале 10 главы:

«14.10.1. … При этом случае я считаю необходимым упомянуть здесь о всех почетных союзах, заключенных между римлянами, их властителями и нашим народом, дабы все знали, как хорошо относились к нам цари Азии и Европы, уважая нашу храбрость и верность. Так как многие из нерасположения к нам не доверяют тому, что писано о нас персидскими и македонскими авторами, которые, к тому же, не находятся в публичных библиотеках, но имеются только у нас и у некоторых других варварских народов.»

Итак, Иосиф Флавий утверждает, что:

«14.10.1.Персидские и македонские авторы» писали о том, что «цари Азии и Европы, уважая нашу храбрость и верность», а в это почему-то «многие из нерасположения к нам» не верят. Тем самым он намекает на то, что в Римской империи была развязана целенаправленная антисемитская компания, что, впрочем, совсем не соответствует действительности, поскольку иудеи в Римской империи пользовались правами не доступными для последователей других религий, о чем свидетельствует множество документов того времени, которые цитирует сам же Иосиф Флавий. Например:

«14.10.8. …Наш претор и консул Гай Цезарь в своем постановлении относительно запрещения всяких сходок в городе Риме изъял именно иудеев из общего правила и разрешил им собирать деньги и собираться на совещания. Равным образом и я, запретив все прочие сходки, разрешаю одним только иудеям собираться сообразно их установлениям и отправлять требования их закона

О каком антисемитизме римлян может идти речь, если иудеи находились в привилегированном положении по отношению к остальному населению Римской империи? Видимо, это и вызывало ответную реакцию со стороны остального населения Рима, которое открыто выражало свое раздражение по поводу таких привилегий, а, соответственно, «не верило» в то, что «цари Азии и Европы, уважали храбрость и верность» иудеев». Естественно, что такое положение дел не могло устроить Иосифа Флавия с его единомышленниками, которые попытались исправить ситуацию наиболее простым и эффективным, с их точки зрения способом, о сути которого он сам же, нечаянно, и проговорился, когда заявил о том, что сочинения«персидских и македонских авторов» «не находятся в публичных библиотеках, но имеются только у нас и у некоторых других варварских народов».

Каким же образом, книги «персидских и македонских авторов» оказались не в публичных библиотеках, типа сгоревшей Александрийской, а в руках сторонников Иосифа Флавия? Учитывая тот факт, что написал он эту фразу всего через несколько десятков лет после пожара в Александрийский библиотеке и «гибели в огне» множества книг «персидских и македонских авторов», вывод напрашивается сам — не надо быть семи пядей во лбу, чтобы на основании слов Иосифа Флавия сложить «А» и «Б».

Александрийский пример оказался настолько заразительным, что в 391 г. н.э. толпы христианских фанатиков повторили опыт своих предшественников по изъятию из общего пользования неугодных для них книг, а окончательно Александрийская библиотека, как рассадник древней ереси, была «уничтожена» в 7-8 веках. Ее судьбу впоследствии повторили многие другие библиотеки, например, знаменитая библиотека Ивана Грозного, которая бесследно исчезла вскоре после его смерти или огромное книгохранилище библиотеки АН России, сгоревшее в Москве в 2015 году, когда «в огне погибло» множество ценнейших исторических документов.

Чем же так не угодили Иосифу Флавию и его последователям эти книги, что их безжалостно кастрировали, оставив от пространных текстов только жалкие цитаты, по которым невозможно восстановить подлинный ход событий? Причина так же проста и очевидна, как и та по которой в наши дни западные средства массовой дезинформации (СМД) спешно переписывают подлинную историю Второй Мировой войны, подлинную историю Советского Союза, подлинную историю России и т.д.. Это чисто меркантильные соображения, когда публичное вранье оказывается достаточно прибыльным делом.

Но вернемся к Флавию, который свою ненависть к сочинениям Манефона особо и не скрывает:

«До сих пор он действительно следовал письменным документам, но затем позволил себе записывать услышанные им сплетни о евреях и сообщил о нас невероятные сведения, сознательно причислив нас к множеству египетских прокаженных и больных другими болезнями, которые, по его словам, приговорены были покинуть страну. Выдумав какого-то Аменофиса, несуществующего царя с вымышленным именем, и потому не решаясь определить время его правления, хотя для других царей он с точностью указывает годы царствования, он связывает с ним какие-то баснословные сказания,  совершенно позабыв собственные слова о том,  что пятьсот восемнадцать лет назад пастухи удалились в Иерусалим

(И. Флавий «О древности еврейского народа. Против Апиона.»)

Стоит ли после этого удивляться исчезновению полного текста манефоновской «Египтики»? Аналогичные истории произошли с книгами других известных авторов, писавших на историческую тему. Все они, тем или иным способом «провинились» перед «исторической мафией», а потому были приговорены к вечному забвению. И только ответ на один вопрос, по прежнему, повисает в воздухе – действительно ли книги этих писателей были уничтожены или же они тщательно хранятся в неких тайных книгохранилищах?

Ведь не зря же, отрывки из произведений запретных авторов, типа Манефона, дошли до наших дней благодаря пересказу некоторых христианских авторов, живших намного позже Флавия, например, Евсевия Кесарийского (Памфила) родившегося, где-то, между 260 и 265 г. н.э. и умершим то ли в 338, то ли в 339 году. Т.е. в его распоряжении был список манефоновской «Египтики», который, вскоре, тоже бесследно исчез, оставив после себя лишь сборник цитат в изложении Евсевия.

Все это очень прискорбно, но, тем не менее, у исследователей есть небольшой шанс узнать истину, которую на протяжении многих тысячелетий самозваные цензоры пытались замазать откровенной ложью и откровенно глупыми измышлениями, поскольку им удалость подчистить далеко не всю «неудобную» для них информацию и более того в цитируемых местах встречаются многочисленные проколы и оговорки, по которым стало возможным восстановить часть исходной информации. Именно поэтому, мы в дальнейшем постараемся приводить, как можно более полные и пространные выдержки из «запретных» книг.


<< НАЗАД
ВПЕРЕД >>

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>