Глава 5. Посейдон.

© Фисунов Владимир Александрович. 2013.

   После того, как в предыдущих главах мы немного подковались в географических представлениях древних греков о территориях, расположенных за Геракловыми Столпами, перейдем на следующую ступень нашего расследования и постараемся найти в греческих мифах, что-либо, хоть отдаленно, напоминающее платоновское описание Атлантиды или эпизодов войны греков с атлантами. И начнем, пожалуй, со славных страниц биографии «отца-основателя» Атлантиды Посейдона.

   Вот как  Платон описывает события, которые в конечном итоге привели к появлению Атлантиды:

   Сообразно со сказанным раньше, боги по жребию разделили всю землю на владения одни побольше, другие поменьше и учреждали для себя святилища и жертвоприношения. Так и Посейдон, получив в удел остров Атлантиду, населил ее своими детьми, зачатыми от смертной женщины, примерно, вот в каком месте: от моря и до середины острова простиралась равнина, если верить преданию, красивее всех прочих равнин и весьма плодородная, а опять-таки в середине этой равнины, примерно в пятидесяти стадиях от моря, стояла гора, со всех сторон невысокая.

(диалог «Критий»)    

    А теперь сравним это с тем, что говорится о Посейдоне в древнегреческих мифах.

   Глубоко в пучине моря стоит чудесный дворец великого брата громовержца Зевса, колебателя земли Посейдона.

(здесь и далее, содержание  мифов,  если не дается специальная ссылка, излагается по книге Николая Куна «ЛЕГЕНДЫ И МИФЫ ДРЕВНЕЙ ГРЕЦИИ»)

    Какая, однако,  интересная история получается! Согласно Платону, Посейдон поселился на острове Атлантида, а мифы утверждают, что его дворец стоит «глубоко в пучине моря»! Поскольку в обоих случаях речь идет, надо полагать, об одном и том же дворце, то логично предположить, что выражение «глубоко в пучине моря» означает вовсе не то, что Посейдон построил себе подводный дворец, а то, что обиталище Посейдона было отделено от остального обитаемого мира «пучиной моря». Ведь он поселился на острове, а остров это, как известно, «часть суши со всех сторон окруженная водой»!

    Для сравнения, несколько примеров использования слова пучина в поэме Гомера «Илиада»:

 Идет, безмолвный, по брегу немолчношумящей пучины. 

Царь Агамемнон легкий корабль ниспустил на пучину 

Мужи пошли неохотно по берегу шумной пучины

    Во всех этих примерах слово «пучина» эквивалентно слову «море». Поэтому, когда мифы говорят о том, что Посейдон жил глубоко в пучине моря, их следует понимать, как констатацию того факта, что дворец Посейдона располагался на острове, посреди моря. А потому слово «глубоко» тут не то чтобы совсем не уместно, оно скорее употребляется в том же смысле, что и в выражении «в глубине острова», которое не предусматривает обязательного наличия воды на этом острове.

    Весьма интересная точка зрения на вопрос морского правления Посейдона высказана у Диодора Сицилийского:

    69.(4) Из других богов, детей Крона и Реи, по словам критян, Посейдон занялся впервые морскими трудами и создал корабли, получив такую власть от Крона. Поэтому позднейшие поколения считают его владыкой всего, что связано с морем, а мореходы приносят ему жертвы. Кроме того, полагают, что он впервые укротил коня и обучил искусству обращения с конями, почему его и прозвали Гиппием (Конным).

(Диодор Сиц. Кн.5)

    Т.е. многовековое восприятие Посейдона, как морского владыки, живущего на дне моря, основано на достаточно нелепой логической ошибке и искаженном понимании древнего текста, в частности, слова «пучина». Придерживаясь, столь же нелепой, логики можно было бы, с не меньшим успехом, объявить подводной державой Англию, которая в новой истории, также, считалась морскою владычицею. А Тауэр, вместе с английской королевой, журналистам в своих статьях стоило бы, вполне заслужено, засунуть под воду, на глубину в несколько километров, чтобы полюбоваться тем, как «владычица морская» оттуда сможет управлять всем миром.

    Это, всего лишь, один из примеров неверного логического восприятия текста, которое, в превеликом множестве выявляется при анализе древних мифов. В этом отношении показательна, совершенно оригинальная, трактовка греческих мифов в книгах Диодора Сицилийского. Современный читатель будет немало удивлен некоторыми деталями, известных с детства, сюжетов древних мифов. Диодор Сицилийский, будучи, до мозга костей, отпетым «материалистом», пытается, хоть и не всегда удачно, восстановить их изначальный смысл, удаляя из них множество несуразностей и фантастических сюжетов, тем самым, срывая с мифов покрывало сказочности, без которого они превращаются в обычные исторические хроники.

    Чуть позже мы убедимся, что еще более нелепая логическая ошибка была заложена в трактовку текста Платона, что заставило искать следы Атлантиды совсем не там, где она находилась, согласно описанию Платона.

    С учетом вскрывшегося факта сущности Посейдона, мы можем, по-новому, взглянуть на разделение Земли между богами-олимпийцами.

    Как уже отмечалось ранее, Посейдон стал морским владыкой еще во времена правления Крона, потому что он первым «занялся морскими трудами и создал корабли». Аналогичная история, якобы, произошла и с Аидом:

    69.(5) Об Аиде говорят, будто он обучил, как совершать погребение, похоронные обряды и воздавать почести покойным, поскольку до него об этом совершенно не заботились. Вот почему считают, что этот бог – владыка мертвых, получивший с древних времен власть и заботу о них.

(Диодор Сиц. Кн.5)

 и с Зевсом:

    2. (1) Было признано также, что жертв ему надлежит приносить больше, чем всем прочим, а после [его] ухода с земли на небо в душах, изведавших благо, возникла справедливая вера, что он есть владыка всего, что происходит на небе, – я имею в виду дожди, громы, молнии и тому подобные явления.

(Диодор Сиц. Кн.5)

   Таким образом, описанное в мифах, разделение Земли между богами олимпийцами, когда Зевсу досталось небо, Посейдону море, а Аиду царство мертвых, не соответствует действительности. На, некогда, реально существовавших богов, по прошествии многих тысячелетий, был наложен мощный слой из различных сказочных сюжетов, приписав им даже то, к чему они не имели никакого отношения, вроде дворца Посейдона, расположенного глубоко под водой или Зевса, восседавшего в облаках.

   Действительно, являясь монополистом в морских делах, Посейдон прибрал к своим рукам то, что находилось «за морем». Это позволяло ему управлять всеми «заморскими территориями – Атлантидой, островами Средиземного моря и Атлантического океана. Возможно, его власть распространялась и на другие океаны Земли. Т.е. он был, своего рода, «военно-морским министром».

    С Зевсом, вроде бы, тоже все, более-менее, понятно. По идее, он управлял континентальным миром – Европой и Азией. Впоследствии мифы возвысили его до управления небом – эдакий «министр авиа-космической промышленности», совершивший государственный переворот по свержению законной власти Крона и присвоивший себе портфель премьер-министра.

   А вот, что досталось Аиду? Как понимать утверждение мифов о том, что Аид правил царством мертвых? Может это был «министр горно-рудной промышленности» или же он заведовал «похоронным министерством»?

   Гомеровское описание путешествия Одиссея в царство Аида, позволяет предположить несколько иное толкование полномочий Аида. Владыке «страны мертвых» досталась обратная сторона Земли (подземное царство) — Антарктида, Австралия и, вообще, большая часть южного полушария. Чуть позже, мы еще вернемся к этому вопросу, а сейчас отметим только тот факт, что Антарктиду с ее огромными запасами льда и сверхнизкими температурами, вполне логично было использовать, как естественный морг под открытым небом, для сохранения тел умерших богов и героев. В этом случае, нам придется дополнить утверждение Старбона небольшим уточнением — Аид обучил, как совершать «погребение», путем заморозки тел умерших во льдах Антарктиды.

    А пока продолжим чтение Платона:

    «На этой горе жил один из мужей, в самом начале произведенных там на свет землею, по имени Евенор, и с ним жена Левкиппа; их единственная дочь звалась Клейто. Когда девушка уже достигла брачного возраста, а мать и отец ее скончались, Посейдон, воспылав вожделением, соединяется с ней» 

   А вот, как очень похожая история излагается в древнегреческих мифах:

    Там, в глубине моря, живет с Посейдоном и его прекрасная супруга Амфитрита, дочь морского вещего старца Нерея, которую похитил великий властитель морской глубины Посейдон у ее отца. Он увидал однажды, как водила она хоровод со своими сестрами-нереидами на берегу острова Наксоса. Пленился бог моря прекрасной Амфитритой и хотел увезти ее на своей колеснице. Но Амфитрита укрылась у титана Атласа, который держит на своих могучих плечах небесный свод. Долго не мог Посейдон найти прекрасную дочь Нерея. Наконец открыл ему ее убежище дельфин; за эту услугу Посейдон поместил дельфина в число небесных созвездий.

    Посейдон похитил у Атласа прекрасную дочь Нерея и женился на ней.

    Как видим, сюжетные линии обоих рассказов, практически, идентичны. Отличаются только имена главных героев:

По Платону

Согласно греческим   мифам

Жена Посейдона

Клейто

Амфитрита

Отец жены Посейдона

Евенор

Нерей

Мать жены Посейдона

Левкиппа

Дорида

    Понятно, что разница в озвучивании имен обусловлена различным этническим происхождением этих рассказов – ведь рассказ грека Платона основан на записях древнеегипетских жрецов, которые перевели оригинальные имена атлантов, их матери и ее родителей на древнеегипетский язык, после чего Платон, по его же заявлению, еще раз перевел уже эти египетские имена на греческий язык. В мифах же, вероятнее всего, приведены не переведенные, оригинальные имена всех этих действующих лиц.

    Вероятно, мы имеем дело с двумя совершенно независимыми рассказами об одном и том же событии иначе сложно объяснить, что мешало Платону привести, хорошо известные ему по мифам, имена главных героев. А выбор у него был достаточно широк. Ведь Посейдон, как и прочие древнегреческие боги или герои, был чрезвычайно любвеобилен. Мифы приписывают ему великое множество «возлюбленных» и рожденных ими детей. Так, согласно Павсанию, у Посейдона только в сыновьях числились:

 - Гиппотоонт от Алопы

- Керкион от  дочери Амфиктиона.

- Эвмолп от Хионы

- Лелега от Ливии

- Лехей и Кенхреи от Пирены

- Перат от Калхинии

- Асоп, от Келусы

- Алфеп от Леиды

- Гиперет и Антас от Алкионы

- Навплий от Амимоны

- Элей, от Эврикиды

- Анкей от Астипалеи

- Хиос от нимфы

- Агел и Мелан от другой нимфы

   Сыновьями Посейдона, также были Эвфем, Афарей, Кромион, Галирротий, Мегарей, Кром, Фок, а в числе его любовниц еще упоминаются Эфра, Коркира, Тайгета и ее сестра Алкиона.

   Даже знаменитая дочь Зевса Афина (!), якобы, была «дочерью Посейдона и богини озера Тритониды. Поссорившись со своим отцом, она предалась Зевсу, и Громовержец принял ее как свою дочь» (об этом есть свидетельство Геродота). Это лишний раз говорит о том, насколько была искажена в мифах древняя информация, дошедшая до нас через многие тысячелетия.

   Возможно, кто-то из перечисленных выше «сыновей Посейдона» и является героем рассказа Платона, только отождествить его с конкретным атлантом, практически, невозможно из-за «трудностей перевода» с языка атлантов на греческий язык и обратно. Впрочем, некоторых из этих имен Платон, все-таки приводит без перевода и, что самое интересное, им соответствуют совершенно конкретные географические объекты:

   «Имена же всем он нарек вот какие: старшему и царю то имя, по которому названы и остров, и море, что именуется Атлантическим, ибо имя того, кто первым получил тогда царство, было Атлант. Близнецу, родившемуся сразу после него и получившему в удел крайние земли острова со стороны Геракловых Столпов вплоть до нынешней страны гадиритов, называемой по тому уделу, было дано имя, которое можно было бы передать по-эллински как Евмел, а на туземном наречии как Гадир.»

    Атланту соответствуют Атласские горы, а Гадиру город, то ли на юго-западе Испании, то ли на северо-западе Африки. Возможно, если бы были известны оригинальные имена остальных царей атлантов, то нашлись бы и географические объекты соответствующие именам других царей Атлантиды. Сложность заключается в том, что нам неизвестен язык самих атлантов, чтобы сделать обратный перевод на него с греческого языка. Впрочем, тут есть одна зацепка в виде имени Гадир, переведенного на греческий язык, как Евмел. Остается только подобрать язык, на котором перевод слова «Евмел» будет звучать, как «Гадир».

   Настораживает похожесть имен Атланта и Гадира на имена других героев древнегреческих мифов. Так и напрашивается прямая аналогия одного сына Посейдона Атланта с титаном Атласом. Как мы помним, Геродот отождествлял эти имена. А у Платона в оригинале, на древнегреческом языке оно звучит не как Атлант, а как Ἄτλας. Имя другого сына Посейдона Гадира (Евмела) ассоциируется с братом Посейдона Аидом (Гадесом).

     Возникает вопрос, это случайное совпадение, путаница или же тут имеется некая логическая связь? Понятно, что в греческих мифах родственные связи могли странным образом трансформироваться в результате многочисленных пересказов древних историй на протяжении нескольких тысячелетий, когда каждый «акын» излагал генеалогию героев своего собственного сочинения. Но нам-то как быть? Как восстановить первоисточник? Да и был ли он, вообще?

   Пересказ Платона, в этом отношении, является гораздо более достоверным источником по сравнению с греческими мифами, поскольку он основывается на высеченных в камне записях древнеегипетских жрецов, которые могли сохраниться в неизменном виде на протяжении многих тысячелетий. А поэтому мы вполне можем доверять его переводу имен сыновей Посейдона на греческий язык. Вот как, в порядке старшинства, звучат эти десять имен и их возможный перевод на русский язык:

- Ἄτλας (Атлант) – многотерпеливый, Ἄταλας – слабый, нежный, неокрепший) ;

- Εὔμηλον (Евмел), оригинальное имя – Γάδειρον (Гадир);

- Ἀμφήρη (Амферей) – круглый или крепко сколоченный;

- Εὐαίμονα (Евэмон) — пылкий;

- Μνησέα (Мнесей) — мыслитель;

- Αὐτόχθονα (Автохтон) — местный, коренной;

- Ἐλάσιππον (Эласипп) — всадник;

- Μήστορα (Местор) — жених;

- Ἀζάης (Азаэс) – сухой, палящий, знойный;

- Διαπρέπης (Диапреп) — великолепный.

    Интересно, что о тезке одного из царей Атлантов Месторе, вспоминает в «Илиаде» Приам, называя его своим сыном:

    255      О, злополучный я смертный! имел я в Трое обширной

   Храбрых сынов, и от них ни единого мне не осталось!

   Нет боговидного Местора, нет конеборца Троила,

    Упоминание же рядом с Местором конеборца Троила, наводит на прямую аналогию последнего с братом-близнецом атланта Местора Эласиппом — всадником. Неужели, два этих брата-близнеца из числа царей Атлантиды воевали за Трою? С учетом того, что Приам называет их своими сыновьями, само собой, напрашивается его отождествление с Посейдоном. Если такое совпадение не является чистой случайностью, то нам придется признать, что Троя имеет самое непосредственное отношение к Атлантиде.

    Утверждение, достаточно спорное, но полностью отметать его тоже не стоит. Ведь рассказы, как Платона, так и Гомера, основаны на вполне реальных фактах – записях в Саисском храме и рассказах Одиссея. Это не древнегреческие мифы, которые на протяжении многих тысячелетий передавались исключительно устным путем. Тем не менее, и в мифах содержится зерно истины. Более того, сведения, извлеченные из древнегреческих мифов, позволят нам продолжить рассказ Платона о войне между греками и атлантами, столь неожиданно прерванный им в самом начале! Но об этом мы поговорим несколько позже, а пока вернемся к деталям биографии  Посейдона.

   Согласно мифам, Посейдон впервые увидел Амфитриту на острове Наксос. По Платону же, будущая жена Посейдона Клейто, вместе со своим отцом Евенором, жили в середине равнины острова Атлантида, где «примерно, в пятидесяти стадиях от моря, стояла гора, со всех сторон невысокая».

    Очевидна очередная нелепая ошибка!

    Ведь, в другом месте своего рассказа тот же Платон утверждает, что: 

   «вся равнина, окружавшая город и сама окруженная горами, которые тянулись до самого моря, являла собой ровную гладь, в длину три тысячи стадиев, а в направлении от моря к середине две тысячи».

   Не может середина одной и той же равнины находиться в пятидесяти стадиях и одновременно в двух тысячах стадиев от моря!

   Следовательно, либо мы неверно понимаем прочитанное (очередная логическая ошибка?), либо речь идет о двух, совершенно разных, равнинах. В одном месте, описывается равнина острова Наксос, по форме слегка напоминающего круг, посредине которой, примерно в пятидесяти стадиях (около 8,5 км) от моря, действительно, находится невысокая гора. А, в другом, также, говорится о равнине, но уже гигантского острова Атлантида, на который Посейдон, сразу же после похищения, перевез свою жену Клейто. А, чтобы Клейто особо не тосковала по родине, Посейдон создал местную копию ее малой родины:

    «холм, на котором она обитала, он укрепляет, по окружности отделяя его от острова и огораживая попеременно водными и земляными кольцами (земляных было два, а водных — три) все большего диаметра, проведенными, словно циркулем, из середины острова и на равном расстоянии друг от друга. Это заграждение было для людей непреодолимым, ибо судов и судоходства тогда еще не существовало. А островок в середине Посейдон без труда, как то и подобает богу, привел в благоустроенный вид, источил из земли два родника один теплый, а другой холодный и заставил землю давать разнообразное и достаточное для жизни пропитание» .

    Обратите внимание на источник горячей воды! Он возможен только в тектонически активных зонах. А их не так уж и много  за Геракловыми Столпами, что, в значительной степени, облегчает нам поиск Атлантиды.

    Нечто подобное, могло быть и на острове Наксос. Во-первых, диаметр самого большого водного кольца, по описанию Платона, составлял всего 27 стадиев (около 5 км), а это значительно меньше размеров острова Наксос, т.е. места было более чем достаточно. Во-вторых, всего в полусотне километрах к югу от острова Наксос находится еще один фаворит в гонке за звание легендарного острова Атлантида – знаменитый остров Тира (Θήρα), в центре которого располагается вулкан Санторин, имеющий неприятную привычку периодически взрываться. Т.е. рядом с островом Наксос, налицо, тектонически активная зона.

    Честно говоря, если бы не совершенно четкое указание Платона о том, что Атлантида находится за Геракловыми Столпами, то из островов Тира и Наксос, плюс затонувшая, в результате катастрофы, огромная по площади, «тучная долина» (см. гл. 9) между ними, из этих островов получилась бы неплохая Атлантида! Но поскольку мы решили полностью доверять Платону, то, как это ни печально, но версию, Наксос — Санторин в роли Атлантиды, нам придется отбросить.

 55

Остров Наксос. В полусотне километров от него расположен еще один из претендентов на роль Атлантиды — остров Тира (Санторин) с водным кольцом, похожим на описанное Платоном.

    Описание жилища четы Посейдонов в греческих мифах несколько отличается от платоновского:

    Властвует над морями Посейдон, и волны моря послушны малейшему движению его руки, вооруженной грозным трезубцем.

    С тех пор живет Амфитрита с мужем своим Посейдоном в подводном дворце. Высоко над дворцом шумят морские волны. Сонм морских божеств окружает Посейдона, послушный его воле. Среди них сын Посейдона Тритон, громовым звуком своей трубы из раковины вызывающий грозные бури. Среди божеств — и прекрасные сестры Амфитриты, нереиды. Посейдон властвует над морем. Когда он на своей колеснице, запряженной дивными конями, мчится по морю, тогда расступаются вечно шумящие волны и дают дорогу повелителю Посейдону. Равный красотой самому Зевсу, быстро несется он по безбрежному морю, а вокруг него играют дельфины, рыбы выплывают из морской глубины и теснятся вокруг его колесницы. Когда же взмахнет Посейдон своим грозным трезубцем, тогда, словно горы, вздымаются морские волны, покрытые белыми гребнями пены, и бушует на море свирепая буря. Бьются тогда с шумом морские валы о прибрежные скалы и колеблют землю. Но простирает Посейдон свой трезубец над волнами, и они успокаиваются. Стихает буря, снова спокойно море, ровно, как зеркало, и чуть слышно плещется у берега — синее, беспредельное»

    Если оружие Зевса, представить себе достаточно просто, в виде громов и молний, то оружие Посейдона в виде трезубца, с помощью которого грозный бог может, как вызывать, так и успокаивать бури на море, это нечто таинственное и непонятное.

 << НАЗАД
ВПЕРЕД >>

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>